Мы видим только то, что помним? – все о зрении

Мы думаем, что видим мир четко и в реальном времени, но зрение устроено иначе

У нас на сетчатке есть маленькая-маленькая точка, в которой чувствительных клеток — палочек и колбочек — достаточно, чтобы все было нормально видно. Эта точка называется «центральной ямкой». Центральная ямка обеспечивает угол обзора примерно в три градуса — на практике это соответствует величине ногтя большого пальца на вытянутой руке.

На всей остальной поверхности сетчатки чувствительных клеток гораздо меньше — достаточно, чтобы различить смутные очертания предметов, но не более.

Есть в сетчатке дырка, которая не видит вообще ничего, — «слепое пятно», точка, где к глазу подсоединяется нерв. Ее вы, само собой, не замечаете.

Если этого мало, то напомню, что вы еще и моргаете, то есть отключаете зрение раз в несколько секунд. На что тоже не обращаете внимания. Хотя теперь обращаете. И вам это мешает.

Как мы вообще что-то видим? Ответ вроде как очевидный: мы очень быстро двигаем глазами, в среднем от трёх до четырёх раз в секунду. Эти резкие синхронные движения глаз называются «саккадами».

Их мы тоже, кстати, обычно не замечаем, и это хорошо: как вы уже догадались, во время саккады зрение не работает.

Зато с помощью саккад мы постоянно меняем картинку в центральной ямке — и в итоге покрываем все поле зрения.

Мир через соломинку

Но если задуматься, то объяснение это никуда не годится. Возьмите в кулак коктейльную соломинку, приставьте к глазу и попробуйте так посмотреть фильм — я уж не говорю о том, чтобы выйти погулять. Как, нормально видно? Вот это и есть ваши три градуса обзора. Шевелите соломинкой сколько угодно — нормального зрения не получится.

В общем, вопрос нетривиальный. Как получается, что мы всё видим, если мы ничего не видим? Вариантов несколько. Первый: мы таки ничего не видим — у нас просто есть ощущение, что мы все видим. Чтобы проверить, не обманчиво ли это впечатление, мы сдвигаем глаза так, что центральная ямка оказывается направлена ровно на ту точку, которую мы проверяем.

И думаем: ну вот, все же видно! И слева (вжик глазами влево), и справа (вжик вправо). Это как с холодильником: если исходить из наших собственных ощущений, то там всегда горит свет.

Второй вариант: мы видим не поступающее с сетчатки изображение, а совсем другое — то, которое выстраивает за нас мозг. То есть мозг елозит соломинкой туда-сюда, прилежно составляет из этого единую картинку — и вот ее мы уже воспринимаем как окружающую реальность. Иными словами, мы видим не глазами, а корой головного мозга.

Оба варианта сходятся в одном: единственный способ что-то увидеть — сдвинуть глаза. Но есть одна проблема. Эксперименты показывают, что мы различаем объекты с феноменальной скоростью — быстрее, чем успевают среагировать глазодвигательные мышцы.

Причем сами мы этого не понимаем. Нам кажется, что мы уже сдвинули глаза и увидели объект четко, — хотя на самом деле мы только собираемся это сделать.

Выходит, мозг не просто анализирует картинку, принятую с помощью зрения, — он ее еще и предсказывает.

Невыносимо тёмные полоски

Немецкие психологи Арвид Хервиг и Вернер Шнайдер провели эксперимент: добровольцам фиксировали голову и специальными камерами записывали движения их глаз. Подопытные смотрели в пустой центр экрана. Сбоку — в боковом поле зрения — на экран выводился полосатый кружок, на который добровольцы тут же переводили взгляд.

Тут психологи проделывали хитрый трюк. Во время саккады зрение не работает — человек на несколько миллисекунд становится слепым. Камеры улавливали, что подопытный начал сдвигать глаза в сторону круга, и в этот момент компьютер подменял полосатый кружок другим, который отличался от первого количеством полосок. Участники эксперимента подмены не замечали.

Получалось следующее: в боковом зрении добровольцам показывали круг с тремя полосками, а в сфокусированном или центральном полосок оказывалось, например, четыре.

Таким образом добровольцев обучали ассоциировать смутный (боковой) образ одной фигуры с четким (центральным) образом другой фигуры. Операцию повторяли 240 раз в течение получаса.

После обучения начинался экзамен. Голову и взгляд снова фиксировали, в боковом поле зрения снова выводили полосатый кружок. Но теперь, как только доброволец начинал двигать глазами, кружок исчезал. Через секунду на экране появлялся новый кружок со случайным количеством полосок.

Участников эксперимента просили клавишами отрегулировать количество полосок так, чтобы получилась та фигура, которую они только что видели боковым зрением.

Добровольцы из контрольной группы, которым на стадии обучения показывали одни и те же фигуры в боковом и центральном зрении, определяли «степень полосатости» довольно точно.

Но те, которых обучили неправильной ассоциации, видели фигуру иначе. Если при обучении количество полосок увеличивали, то на стадии экзамена подопытные распознавали трехполосные круги как четырехполосные.

Если уменьшали — то круги им казались двухполосными.

Иллюзия зрения и иллюзия мира

Что это означает? Наш мозг, как выясняется, постоянно учится ассоциировать внешний вид объекта в боковом зрении с тем, как этот объект выглядит, когда мы переводим на него взгляд. И в дальнейшем использует эти ассоциации для предсказаний.

Этим и объясняется феномен нашего зрительного восприятия: мы узнаем предметы еще до того, как, строго говоря, их разглядим, поскольку наш мозг анализирует размытую картинку и вспоминает на основании предыдущего опыта, как эта картинка выглядит после фокусировки.

Делает он это настолько быстро, что у нас создается впечатление четкого зрения. Это ощущение — иллюзия.

Удивительно еще и то, насколько эффективно мозг учится делать такие предсказания: всего получаса рассогласованных картинок в боковом и центральном зрении хватило, чтобы добровольцы стали неправильно видеть. Учитывая, что в реальной жизни мы двигаем глазами сотни тысяч раз в день, представьте, какие терабайты видео с сетчатки мозг перелопачивает каждый раз, когда вы идете по улице или смотрите кино.

Дело даже не в зрении как таковом — просто это самая яркая иллюстрация того, как мы воспринимаем мир.

Нам кажется, что мы сидим в прозрачном скафандре и всасываем в себя окружающую реальность. На самом деле мы с ней вообще не взаимодействуем напрямую. То, что нам кажется отпечатком окружающего мира, на самом деле выстроенная мозгом виртуальная реальность, которая выдается сознанию за чистую монету.

Источник: https://econet.ru/articles/136359-my-dumaem-chto-vidim-mir-chetko-i-v-realnom-vremeni-no-zrenie-ustroeno-inache

Занимательная офтальмология. [03] Почему мы видим не то, что видим или оптические мозгодурилки

Как мне показалось, усложнение тематик глав серии “Занимательная офтальмология” вызвало предсказуемое снижение интереса читателей.

Чтобы слегка встряхнуть аудиторию, сегодня постараемся совместить приятное с полезным – поговорим о забавных зрительных иллюзиях и механизмах, которые стоят за ними.

Глаза смотрят, глаза видят, а мозг не верит!

Понятное дело, что зрение лишь частично виновато в том, что человек может так легко обманываться. Основной “виновник” обманов – наш мозг, который очень консервативен в своей нейро-физиологической активности.

Мозг рационален и упрям. Мозг не хочет и не может воспринимать мир отличным от шаблона с устоявшимися правилами, логичными законами и знакомыми характеристиками. Смотреть в книгу и видеть фигу – вполне нормальное и легко объяснимое явление.

В первой главе, когда мы вкратце рассмотрели функциональное устройство человеческого зрительного органа, я лишь мельком упомянул про связь между раздражением светочуствительных клеток в сетчатке и непосредственным построением картины мира в наших головах.

Процесс формирования зрительных образов выходит за рамки функциональной офтальмологии и моей зоны комфорта. Тем не менее, при помощи различных визуальных тестов и оптических иллюзий можно объяснить очень многие странные вещи, происходящие с нашим зрением.

Формирование общей модели окружающего мира – тяжкий труд, включающий в себя обработку световых потоков, построение изображения, выделение значимых и отбрасывание несущественных признаков объекта, узнавание формы, размера, цветоразличение, формирование объемного изображения и т.п. Все эти действия доступны нам благодаря мощным “вычислительным” способностям нашего центрального процессора, дарованного нам эволюцией. Именно поэтому мы, человеки, воспринимаем мир гораздо более осмысленно, чем морские свинки.

Итак, благодаря оптической системе зрительного органа некое изображение формируется на сетчатке, светочуствительные нейронные клетки “раздражаются” при попадании на них света и преобразуют свое “раздражение” в электрические импульсы, которые передаются по нервным волокнам в мозг. На этой картинке можно увидеть, какой длинный и запутанный путь приходится пройти этим импульсам, прежде чем быть обработанными нашим главным процессором.

Хватит умничать. Давайте лучше позабавимся с некоторыми оптическими иллюзиями и попытаемся хотя бы частично приоткрыть занавес визуальных обманов. Для начала – отличный пример того, как наш мозг пост-процессит видимую нами картинку. На приведенной ниже шахматной доске клетки А и B абсолютно одинакового цвета!

Несмотря на то, что наш глаз объективно принимает на сетчатку отраженные от доски электромагнитные волны (ну, в данном случае, не отраженные от доски, а посланные матрицей монитора), а сетчатка достаточно честно передает информацию о настоящих оттенках серого в помеченных ячейках в мозг, наш главный процессор включает режим распознавания объектов и построения реальности. Мы живем в трехмерном мире, поэтому система распознавания образов мгновенно “видит” объемный цилиндр установленный на доске, а также отбрасываемую им тень. Мозг знает, что светлые объекты в тени выглядят темнее, а темные объекты на свету выглядят светлее, чем они есть на самом деле. Анализируя полученную информацию, он слегка корректирует распознанное изображение, добавляя виртуальной светлости “светлой” клетке в тени, и затемняя “темную, но хорошо освещенную” клетку. В результате, мы на 100% уверены, что клетки А и В разного цвета. Но достаточно взять в руки фотошоп или простой пейнт, чтобы убедиться в обратном.

Приблизительно с теми же аргументами наш мозг обманывает нас, когда мы смотрит на объекты, расположенные на контрастном фоне. Все эти овалы окрашены в одинаковый серый цвет:

Читайте также:  Визулон - свежий взгляд на мир - все о зрении

Это так называемый эффект одновременного контраста, который объясняется тем, что два цвета (или оттенка), расположенные друг рядом с другом, в нашем сознании оказывают активное влияние друг на друга.

Так более темный оттенок серого фона заметно “затемняет” внутренний овал, в то время как более светлый фон визуально “осветляет” овал. В итоге мы имеем два “разноосвещенных” овала одинакового цвета.

Да что там серый? Давайте немного позабавимся с цветными иллюзиями. Вот сколько на этой картинке цветовых оттенков, не считая белого? Четыре? На самом деле, всего два – розовый и зеленый. В этом легко убедиться, рассмотрев увеличенный фрагмент картинки (справа).

А вот это вообще замечательная иллюзия, в которой наши глаза и мозг врут нам, не краснея, но зато зеленея! На данной анимированной гифке достаточно простая картинка – розоватые (фиолетовые?) пятна, расположенные вдоль окружности, исчезают и появляются вновь одно за другим.

Если сфокусировать взгляд на крестике в центре картинки (для пущего эффекта закройте один глаз ладонью), то вместо пустых пространств вы увидете бегающее по кругу зеленое пятно! Но и это еще не все: если продолжать смотреть на крестик, то спустя 20-30 секунд розовые пятна исчезнут вовсе, останется только сумасшедший зеленый кругляшок, наматывающий круги на сером фоне.

Чтобы объяснить эту иллюзию, мне придется немного поумничать. Давайте задумаемся о физиологии восприятия цвета. Ощущение цвета возникает при возбуждении цветочувствительных рецепторов сетчатки.

Возвращаясь к первой главе и строению глаза, напомню про палочки и колбочки – основные сенсорные элементы глаза.

Колбочки (их порядка 6 млн в каждом глазу) чувствительны к разным длинам волн и широкому диапазону освещенности, палочки же (этих вообще порядка 100 млн на глаз!) – только к освещенности и не умеют различать цвет.

Поэтому в темноте (или просто при низкой освещенности) человек не различает цветов. Но помимо этого, есть еще слой особо важных ганглионарных клеток, которые выполняют огромную работу по обработке световой и цветовой информации, поступающей на сетчатку через зрачок.

Ганглионарных клеток у нас всего-то ничего – порядка 1-2 млн, но именно аксоны этих клеток являются теми самыми нервными волокнами, которые устремляются через слепое пятно в зрительный канал и прямиком в мозг. Именно на эти нейроны сходится информация о раздраженияхвсех колбочек и палочек. Именно эти клетки занимаются первичной обработкой данных о цвете.

Получается, что на каждую ганглионарную клетку приходят сигналы от нескольких палочек и/или колбочек. Суммируя информацию о количестве раздраженных разными длинами световых волн колбочек, ганглионарная клетка делает вывод о наличии/преобладании красной или зеленой (или желтой или синей) составляющей сигнала.

Не вдаваясь в подробности, скажу, что ганглионарные клетки могут находиться в состоянии возбуждения или же в обратном состоянии торможения.

Этим состояниям будут соответствовать диаметрально противоположные логические результаты: для цветовой идентификации раздражение будет обозначать наличие красной составляющей, а торможение клетки – наличие противоположного (взаимодополнительного) цвета, т.е. зеленой составляющей.

При бомбардировке сенсоров одним и тем же раздражителем (например, фиолетовыми пятнами) рецепторы со временем перегружаются и начинают физически утомляться, т.е. тормозиться, инициируя тем самым передачу информации о противоположном цвете, потому-то фиолетовые кружки неожиданно превращаются в наших ганглионарных клетках в зеленые!

Ну с превращением фиолетового в зеленый мы разобрались. Теперь переходим к подозрительному исчезновению кружков. Объясняется происходящее так называемым эффектом Трокслера.

Если наш взгляд фиксируется на неподвижной цели то, информация об объектах на периферии со временем будет исчезать из сознания вследствие так называемой локальной нейронной адаптации.

Наши рецепторы или нейроны, ответственные за обнаружение границы между объектом и фоном по яркости или цветовому контрасту, просто перестают отвечать на устойчивый и неменяющийся образ. Но достаточно минимального движения глаза (или головы), чтобы положение объектов на сетчатке сместилось, и наш мозг мгновенно “увидит” исчезнувшие пятна.

Вот еще одна иллюзия с эффектом Трокслера. Просто зафиксируйте свой взгляд на красной точке и наслаждайтесь растворением и исчезновением голубой окружности.

Ну и чтобы закончить с цветовыми и контрастными парадоксами, отмечу, что ганглионарные клетки реагируют главным образом на контрастные границы в поле зрения, так как такие участки – это главный способ передачи в мозг информации об особенностях рассматриваемого объекта. В сетчатке есть специальные горизонтальные клетки (см. картинку с клетками где-то выше), которые распространяют сигналы между соседствующими рецепторами. Этот процесс называется латеральным торможением и очень важен для повышения надежности распознавания зрительных образов и выделения контрастных границ объектов.

Ниже представлена сетка Хермана (справа – более ярко выраженный ее вариант). Вы легко можете заметить то появляющиеся, то исчезающие темные пятна на перекрестках сетки.

При стимулировании соседствующих нейронов контрастными стимулами (как на границах белых “улиц” и черных “зданий”) латеральное торможение усиливает возбуждение и подпитывает информацию о контрасте, позволяя нам четко видеть белую линию между перекрестками.

Но на перекрестках раздражение соседствующих рецепторов одинаково в четырех направлениях, поэтому горизонтальные клетки в режиме латерального торможения не раздражают соседей, а тормозят, и тем самым приглушают информацию об освещенности соседней точки. Именно поэтому перекрестки в нашем сознании могут выглядеть темнее “улиц”.

Этот эффект гораздо боле выражен на периферийных участках сетчатки, фокусируя взгляд на перекрестке мнимое затемнение исчезает. Кстати, описанный механизм также служит причиной рассмотренного нами ранее контрастного эффекта.

Еще одним невероятно интересным примером эффективности (или, если хотите, недоразвитости) работы мозга является эффект слепоты, вызванной движением (motion induced blindness). На гифке внизу вы видите три отчетливых желтых точки на фоне вращающегося ковра из синих крестиков.

Приблизьтесь к монитору и сфокусируйте свой взгляд на центральной зеленой мигающей точке. Безо всякого предупреждения и без какого-либо заметного порядка желтые точки будут то исчезать, то появляться вновь.

Такое неожиданное и до сих пор толком не объясненное поведение нашего восприятия никак не связано с функциональной офтальмоголией, а скорее всего, напрямую связано с деятельностью мозга, поэтому я оставлю эту иллюзию без комментариев.

Напоследок я расскажу вам о жизненной оптической иллюзии, не связанной с хитро нарисованными картинками. В быту каждый день мы встречаем огромное количество людей, со многими из которых мы ведем длинные и короткие, нудные и интересные беседы.

При разговоре с собеседником правила этикета, хорошего тона и банальной вежливости требуют смотреть прямо в глаза (ведь так?). Это несложно делать, когда вы общаетесь на обычном для беседы расстоянии.

Но что, если речь об интимной беседе, когда лица собеседников находятся очень близко друг к другу? В какой глаз смотреть-то? Многие несознательно выбирают один глаз и не сводят своего взгляда с него. Мало кто смотрит между глаз на переносицу.

Но большинство из нас на каком-то подсознательном уровне постоянно скачут взглядом с одного глаза собеседника на другой. Подобные скачкообразные и строго согласованные движения глаза, когда взгляд быстро по кратчайшей траектории переводится с одного объекта на другой, называются саккадами (от старинного французского слова, переводимого как “хлопок паруса”).

Интересно, что же видят наши глаза в момент такого движения. Между двумя статистическими образами, информация, проецирующиася на нашу сетчатку во время быстрого перевода взгляда, очень нечеткая и банально размазанная, т.к.

время, необходимое для такого микродвижения заметно меньше требуемого для полноценного срабатывания нейрорецепторов, последующей обработки полученной информации и финального распознавания объектов.

Понятное дело, та размазня, уловленная глазом, никакой полезной информации не несет.

Мозгу это тоже понятно, поэтому включается режим саккадной маскировки, когда при таком движении глаз промежуточная бесполезная визуальная информация просто напросто не воспринимается нашим сознанием. Т.е. наш мозг осознанно и вполне оправданно игнорирует видимую глазами во время движения картинку.

Не очень понятно, да? Как все вышесказанное связано с практикой? Пояснить это можно очень просто. Вот тут – очень короткое двухсекундное видео, на котором видно “со стороны”, как происходит саккадное движение глаз, когда человек “скачет” по глазам собеседника.

А теперь встаньте к зеркалу поближе и посмотрите себе прямо в глаза… Ну в один из глаз. В самый любимый глаз. Потом быстро переведите взгляд на другой глаз, стараясь осмыслить общую картину, отображаемую в зеркале.

А общая картинка – статична до безобразия.

Вы чувствуете движения глаз, вы знаете наверняка, что ваши глазные яблоки заметным образом двигаются, но в зеркале вы видите анфасную фотографию себя любимого с предательски неподвижными глазами!

Источник: https://heck-aitomix.livejournal.com/63465.html

Наш мир на самом деле серый! И другие невероятные факты о цвете!

Краски жизни достались человечеству неслучайно: мы их честно заработали. Потому что на самом деле… Мы даже не уверены, стоит ли тебе об этом говорить, ибо это ужасно. Возможно, ты предпочел бы так никогда этого и не знать. Но истина дороже. В общем, смотри:

Правда-правда. Не существует ни голубого неба, ни красных роз, ни зеленой травы, ни желтых цыплят — есть лишь бесцветные объекты разной степени освещенности. Черно-белое кино всегда показывало нам правду.

То, что мы называем цветом, это лишь способность нашего глаза различать электромагнитные волны разной длины (и восприятие это зависит от множества факторов: степени освещенности объекта, структуры его поверхности, окружающего фона, температуры и т. д.). Наш мозг научился маркировать эти волны, воспринимая их по-разному, в то время как огромное количество других живых существ прекрасно обходится без цветного зрения (к концу этой статьи ты будешь знать почему).

То, что мы называем цветом, всего лишь способность мозга воспринимать электромагнитные волны

А также стулья, люди и прочие деревья. Потому что, как мы, может быть, помним из уроков биологии, за прием изображения в нашем глазу отвечают палочки и колбочки. Так вот, только колбочки умеют видеть то, что мы традиционно называем цветом.

А для их работы требуется куда больше освещения, чем для работы палочек, которые исправно готовы фиксировать лишь формы объектов. Поэтому в сумерках краски тускнеют, чтобы исчезнуть вовсе с наступлением ночи, даже если вялые ночные светила и позволяют нам кое-как различить выступающие из мрака дома и автомобили.

Читайте также:  Гипоаллергенная тушь - все о зрении

 Кстати, слишком сильное освещение тоже мешает нам различать цвета, сбивая прибор измерения длины волн.

На этот вопрос толком тебе не ответят ни физики, ни офтальмологи. Откуда наш мозг вообще взял идею цвета, если его, по большому счету, нет во вселенной? Пока что бытует мнение, что цвет — это исключительно психофизиологическое понятие, что это одна из форм ощущения нами видимого излучения. Почему это ощущение такое мощное и прекрасное, обсудим дальше.

Знаменитое платье, по поводу цвета которого уже года два спорят в Интернете, в оригинале — синее с черным (что прекрасно видно на других, не столь удачных снимках этого наряда). Но на данной фотографии примерно 40% людей с первого взгляда определяют его как белое с золотым.

Это восприятие зависит от одного обстоятельства: если ты сразу решил, что платье снято в солнечный день и освещено спереди, оно станет для тебя синим.

Если твой мозг решил, что платье снято при электрическом освещении, источник которого расположен сзади платья, он увидит его белым с золотом.

Но что интересно: ты можешь объяснить мозгу, что он ошибается. Если долго медитировать со снимком, щуриться, отодвигаться, придвигаться, отводить взгляд и снова бросать его на картинку, то в один прекрасный момент ты увидишь, что платье поменяло цвет (из белого превратилось в синее или наоборот).

Автор этого текста, например, научился без всякого усилия в любой момент видеть на снимке сразу оба варианта цвета (и вроде бы остался в здравом рассудке).

Этот опыт интересен тем, что он убедительно показывает, насколько восприятие нами цвета часто зависит не от каких-то реалий, а исключительно от настроения тараканов в нашей голове.

Большинство хищных и стадных млекопитающих — нет. Им это совершенно ни к чему. Тигру без разницы, какую зебру есть — бурую или малиновую; зебре без разницы — лиловую траву она жует или оранжевую.

Кстати, распространенное мнение, что быки ненавидят красный цвет, является мифом: еще в начале ХХ века были сделаны многочисленные тесты, убедительно свидетельствующие о том, что быки — абсолютные дальтоники.

Как, впрочем, собаки, кошки, медведи и, например, козы.

Кстати, тогда же было сделано интересное наблюдение: цветным зрением обладают обычно животные, имеющие яркую пеструю окраску.

Если же обладатель шкурки или шубки в естественном виде буро-пятнист, желто-полосат или песочно-небросок, то, вероятнее всего, цветовосприятие не является сильной стороной его вида. В дальнейшем биохимики подтвердили эти эксперименты.

Выяснилось, что для различения длины волн требуются особые белки, вырабатывающиеся в различных рецепторах сетчатки.

Если животное обладает лишь одним типом рецепторов, оно будет так называемым ахроматом, то есть существом, физически неспособным различать цвета.

Есть животные-дихроматы, которые могут видеть лишь часть тех цветов, которые видим мы, гордые трихроматы, обладатели полноценного тройного цветного зрения! Хотя, если честно, среди насекомых, птиц и рыб есть также мерзавцы с пятью и шестью рецепторами, а у некоторых видов раков типов рецепторов вообще двенадцать, и мы даже вообразить не в состоянии то цветовое богатство, которым пользуются эти тупые, бесполезные твари. Представляешь себе вселенную, в которой в четыре раза больше цветов? Так вот, она есть. Но только для раков. Безобразие, если подумать.

Это генетическая особенность, благодаря которой человек рождается не трихроматом, а дихроматом, то есть у него не вырабатывается один из трех стандартных для нашего вида белков. Чаще всего дальтоники путают красный и зеленый цвета. Но это истинные, прирожденные дальтоники. Бывает дальтонизм, вызванный иными причинами, о которых мы поговорим ниже.

С появлением телевидения и ярких книг человек стал лучше распознавать разные оттенки цветов

Затем же, зачем оно необходимо птичкам или пчелкам. Животным, которые выбрали нелегкую судьбу собирателей. В отличие от зебры, вся реальность которой — это бесконечный, но однообразный обед на тысячи километров вокруг, или от тигра, которому нужно просто унюхать большое скоп­ление мяса и встать на след, собиратель тянет в рот что ни попадя.

Пчелам нужно перешерстить за день тысячи цветков, желательно не путая их, например, с камнями; птицам — скакать по деревьям в поисках семян и червяков.

А человек вынужден бродить по супермаркету, выискивая розовые плоды, желтых сочных ящериц, голубых крабов и нежную зелень ростков папоротника, так отличающуюся от не столь нежной зелени ростков ядовитого плюща.

В лейпцигском Институте эволюционной антропологии было подсчитано, что на заре существования человек потреб­лял регулярно до 1500 видов растений и до 1000 видов животных (насекомых, птиц, рыб и т. д.). И ему нужно было уметь отличать тысячи закусок от других — горьких, жгучих, ядовитых и несъедобных.

Поэтому наши всеядные предки постепенно отказались от острого нюха и тонкого слуха, фокусируясь на узорах чешуек, фактуре кожуры и виде листьев, — современный человек до 90% информации получает по зрительным каналам.

И, конечно, обретение способности к цветному зрению изрядно улучшило его способность к выживанию.

Практически наверняка нет. Как мы уже писали, цвет — понятие психофизическое, и, вероятнее всего, насекомые воспринимают цвет совершенно иначе. Они, например, могут определять разность в длине волн как мерцание или ближе к тому, как мы воспринимаем звуковые сигналы (некоторые исследователи высказывали мнение, что цветы «поют» для насекомых).

А вот это чрезвычайно интересный вопрос. Мы пока не умеем залезать в головы друг другу настолько, чтобы получить подтверждение, что наш красный выглядит точно таким же красным для других.

Возможно, каждый из нас вообще видит свои уникальные цвета, существующие только в его мироздании, но поделиться своим реальным цветовосприятием друг с другом мы не умеем.

Сколько ни рисуй желтые подсолнухи, все остальные увидят только ту желтизну, которую для них когда-то придумал их собственный мозг.

Есть еще более интересное обстоятельство: представление о цветах и оттенках у человека формируется в младенчестве под влиянием окружающих. Если ребенок с детства не приучен к особому цветовому разнообразию и его не учат различать цвета родители, то его мир будет куда менее красочным, чем у детей, выращенных среди ярких игрушек и вещей.

Литературоведов давно беспокоило, что в древних текстах мы часто встречаем странные описания цветов. Израильский лингвист Гай Дойчер в книге «Сквозь зеркало языка» разобрал эти странности, используя тексты Гомера.

И в «Илиаде», и в «Одиссее» мало упоминаний о цвете, если сравнивать тамошние описания с текстами более поздними, например эпохи Возрождения. Нет ни синих небес, ни зеленых полей, ни золотых кос Елены. А те упоминания о цвете, которые изредка встречаются, вгоняют в оторопь.

Овцы там цвета фиалки. Фиолетовое железо. Море несколько раз именуется «винно-красным». Лица трусливых солдат — зеленые. Зеленого же цвета у Гомера мед. Синие волосы у Гектора и брови у Зевса. А у Одиссея волосы цвета гиацинта, то есть интенсивно-синие.

Единственный оттенок, который всегда на своем месте, — это красный. Красные кровь, медь, вино.

Конечно, по легенде, Гомер был слепым, но все остальные описания его настолько точны и детальны, что этот дальтонизм трудно объяснить мифической незрячестью поэта. Тем более что и в других древних текстах мы видим подобные несуразности.

В том же Ветхом Завете, в индийском эпосе, в китайских летописях мы, например, не встретим и намека на синий цвет неба. Оно бывает красным, белым и черным, полыхает огнем, наливается медью, но никогда оно не бывает ни синим, ни голубым. При этом сам синий цвет людям был знаком: на египетских фресках синий — один из самых популярных.

Но египтяне никогда не видели и признака его ни в морских водах, ни в небе у себя над головой.

По мнению ряда ученых, например Гладстона и Гейгера, и египтяне, и греки, и китайцы еще три тысячи лет назад не очень умели отличать ярко-синий цвет от черного, а бледно-голубой — от серого (таким образом, синие брови Зевса и кудри Одиссея становятся более понятны). Эта же особенность встречается у многих представителей полудиких племен сегодня.

Ученый Дэниел Эверетт, исследовавший жизнь индейцев племени пираха, точно установил, что им вообще неизвестна идея цвета: пираха определяют цвета исключительно по светлости или темности. Красный им, видимо, заметен более остальных, но, например, синий, коричневый и зеленый тазики одинаковой цветовой насыщенности они различить уже не могут.

Конечно, с появлением огромного числа искусственных красителей, телевидения, ярких книг и всего прочего человек стал намного лучше осознавать различные оттенки цветов, ведь его с рождения стали окружать очень вариативные цветовые комбинации.

Но до сих пор встречаются «дальтоники по воспитанию», которые путают зеленый с синим или бежевый с желтым просто потому, что в детстве по какой-то причине (например, небрежению родителей) у них не произошло закрепления представления об этих цветах.

 Кстати, теоретически это упущение можно наверстать в зрелом возрасте, старательно и регулярно рассматривая яркие картинки и обучая себя отличать ультрамарин от бирюзового с помощью сидящего рядом надежного советчика.

Потому что мы их придумываем сами. И каждое новое, особенно непривычное или редкое удачное восприятие цвета является хорошо выполненной работой нашего мозга. Так что в нашем восхищении яркими красками имеется и некоторая доля откровенного самолюбования.

Именно поэтому дети больше всего любят яркие цвета, которые им проще всего определить. С возрастом же мы учимся ценить сложные тона, неяркие приглушенные сочетания и, скажем, пастельные оттенки, для осознания которых нашему мозгу требуется куда больше усилий.

То есть, как бы низменно это ни звучало, любуясь осенним закатом, мы испытываем примерно те же ощущения, что и какой-нибудь тузик, обнюхивающий хорошо описанный фонарный столб: мы получаем поток важной информации, проходящий молниеносную и масштабную автоматическую обработку.

И, кстати, сейчас наше умение отличать спелый банан от недозревшего с большого расстояния, считывая длину исходящих от него электромагнитных волн, тоже можно считать важным для выживания фактором. По крайней мере, дома в тебя никто не будет швыряться неспелыми бананами, вопрошая, зачем на такого, как ты, она потратила лучшие годы своей жизни.

Источник: https://MaximOnline.ru/longreads/get-smart/_article/colors/

Боковое зрение и призраки. Что мы видим на самом деле?

Многие из нас улавливали боковым зрением странные объекты. Одни люди видят передвигающиеся тени, другие – яркие, светящиеся объекты. Некоторые, проходя мимо зеркала, замечают, что голова в отражении смотрит в другую сторону, но люди, как правило, списывают это на то, что им просто показалось.

Читайте также:  Миндальное масло для стимуляции роста ресниц - все о зрении

Боковое зрение, или как его еще называют, Периферийное, имеет одну особенность. Боковым зрением, человек улавливает настолько быструю информацию, что ее не в состоянии обработать прямой взгляд.

У ученых по поводу бокового зрения, есть свое мнение. Но, так как вы попали на этот сайт, то мнение скептиков мы учитывать не будем.

Специалисты в области паранормальных явлений считают, что боковое зрение улавливает ту информацию, которую не способен уловить обычный взгляд, и именно с его помощью, мы можем видеть сущностей с потустороннего мира, в виде скользящих теней или тумана. Как правило, этот феномен проявляется в одном и том же месте.

Например, на кухне, во время ужина, вы часто замечаете краем глаза нечто пробегающее у раковины. Специалисты говорят, что если это проявляется слишком часто, то настало время бить тревогу, возможно, что у вас дома поселилась некая сущность.

Но, бывают и такие случаи, которые разрывают абсолютно все шаблоны…

Страшная история из жизни. Рассказ очевидца Вадима

Это было самое обычное утро в общаге. Я проснулся и начал собираться на учебу. Выходя из комнаты, проходя мимо зеркала, которое висело на стене, я заметил нечто странное.

Боковым зрением я увидел в зеркале свое отражение. За долю секунды я успел увидеть, что в зеркале на меня смотрело мое лицо, но оно было грустное и зеленоватого цвета, как у мертвеца.

Тогда я не обратил внимания на это, и решил, что мне это показалось.

Я честно отсидел все пары в институте и отправился домой в общагу. Придя домой, я первым делом включил свой ноутбук.

Экран моего ноутбука глянцевый, и каково было мое удивление, когда во время загрузки операционной системы, экран не отражал меня. В отражении экрана были все предметы комнаты, но только не я. Упав со стула, я подошёл к зеркалу.

И там я увидел лицо, которое будет сниться мне до конца жизни. В лице, похожем на мое, читалась дьявольская злоба.

Я не знаю, что это был за день, почему все это произошло. Возможно дело в комнате. В тот же день я переселился в другую комнату общежития. Забыть этого я не смогу никогда. К счастью, подобного со мной больше не происходило.

Боковое зрение. Мнение специалиста:

Если вы подозреваете, что видите призраков боковым зрением, есть отличный способ выявить их. Как правило, люди видят призраков в одном и том же месте. Попробуйте направить в то место объектив видеокамеры. Снимайте видео до тех пор, пока не увидите, что-нибудь на записи. Воспроизводить видео лучше в замедленном темпе, так больше вероятности увидеть призрака.

Источник: https://gloom.name/bokovoe-zrenie-i-prizraki/

Мы видит то чего на самом деле нет

Сегодня ученые не устают нас удивлять, совсем недавно они открыли частицу бога, постоянно находят скелеты невероятных размеров, открывают . Эта статья о новом труде светлых умов.

Ученные сделали сенсационное открытие, схожую с ДМТ. Оказывается, мы видим только 10 процентов реальности, остальные 90 процентов видимого мозг дорисовывает сам исходя из ассоциаций, запечатлённых в знании! То есть, говоря простым языком, мозг рисует, то, что он знает.

Получается как в фильме «Матрица» мы видим то чего возможно, в данный момент на самом деле нет!

Обратите внимание на рисунок выше. Согласитесь, кажется, что круги крутятся. Но это не так. Объяснить такой иллюзорный обман очень просто.

Дело в том, что мозг, основываясь на своих знаньях, пытается линии замкнуть (это круг, а значит, линия у круга замкнута). Именно по этой причине и получается такой зрительный обман.

То есть мозг все время старается соединить линии и нам кажется, что круги кружатся.

Еще один пример

Вот видео этого рисунка: 

Посмотрите видео. Удивились? Задались вопросом: а как так делается?

Смотря на это перевоплощения великана в карлика и наоборот. Нам легче поверить в перевоплощение, чем в неровную комнату. Наш мозг привык осознавать, вернее, всегда знать,  что комната это ровный прямоугольник, а не круг, например. Мы даже не пытаемся предположить, что то иное. Наш мозг основывается на укоренившиеся знании. Импропретируя знания в образы.

Вот как этот эффект описан в Википедии:

«Комната Эймса — помещение неправильной формы, используемое для создания трёхмерной оптической иллюзии. Спроектировал ее Альбертом Эймсом американским офтальмологом в 1934 году, а построил в 1935 году.

Комната Эймса спереди выглядит как обычная комната кубической формы с задней стенкой и двумя боковыми стенами, параллельными друг другу и перпендикулярными к горизонтальным плоскостям пола и потолка.

Однако истинная форма комнаты трапециевидная: стены наклонены, потолок и пол также находятся под наклоном, а правый угол находится гораздо ближе к зашедшему в комнату наблюдателю, чем левый, или наоборот.

В результате оптического обманна человек, стоящий в одном углу, кажется гигантом, в то время как человек, стоящий в другом углу  карликом. Иллюзия настолько убедительна, что человек, идущий вперёд и назад от левого угла в правый угол, «растёт» или «уменьшается» на глазах.

Данная иллюзия может быть создана без использования стен и потолка, — для её достаточно видимого горизонта (который не является горизонтальным).

Источник:  wikipedia

Еще один интересный эксперимент зрительного обманна можно наблюдать на шахматной доске, восстановленной при особом угле освещения.

Вот  видео его: 

Автором этой иллюзии цвета является профессор Массачусетского технологического института Эдвард Эдельсон в 1995 году.

Благодаря падающей тени клетки на шахматной доски кажутся разного цвета, хотя на самом деле они одного цвета! Хотя наш мозг это понимать отказывается, так как мы знаем, что клетки на шахматной доске всегда разного цвета, черные и белые!

Все что мы видим, оказывается иллюзия созданная мозгом, хотим мы этого или нет. Об этом наш мозг нас не спрашивает.

Вывод напрашивается странный – мир окружающий нас совсем другой и даже возможно, не совсем такой, какой мы привыкли его видеть. Ну, точно «Матрица».

Вот реальный пример из жизни. Есть такое выражение «Эффект плацебо». Суть его состоит в том, что бы обмануть мозг. Помните, раньше широко применялись в медицине таблетки пустышки, которые прописывали пациентам.

Пациент, принимая пустышку, думал, что это лекарство и выздоравливал.

То есть мы уверенные что лекарство поможет сами того не понимая внушали мозгу что это лекарство которое нас излечит, а мозг уверовавший в этом в свою очередь давал команду организму  и организм выздоравливал.

Еще интересный случай, хотя и жестокий.

Во время Великой Отечественной войны фашисты над пленными проводили эксперименты.

Они привязывали пленного к кровати, завязывали ему глаза, делали маленький разрез на руке (от которого просто невозможно умереть!) подвешивали рядом емкость с жидкостью с запахом крови и эта жидкость капала.

Пленный спустя время умирал от потери крови! То есть все симптомы его смерти были такие, как если бы человек умер от потеря крови! Но повторяюсь, он не потерял столько крови, что бы умереть! Самовнушение!

Выходит, если мозгу внушить что либо, то это случиться. Например, внушить, что мы умеем читать мысли других. И оп, мы читаем мысли других! Не умеем мы читать мысли других по простой причине, что с детства мозг привык знать, что мы этого не умеем делать, а если его переубедить в обратном? Мозг просто надо заставить в это поверить как в неоспоримую истину.

Интересная  картинка получается. Представьте, что вы купаетесь на берегу океана. Ваш взгляд покрывает передний план вида – 10 процентов. Остальное – 90 процентов, что находиться в виде бокового зрения, с лева и справа – это иллюзия нарисованная мозгом на основе его знаний и запомненных образов когда – то!

Иллюзии обмана широко применяют в живописи, яркий пример таких работ у художников Оптические иллюзии. Художник Олег Шупляк. Такие картины рисовал и Сальвадор Далии др.

Теперь давайте просто посмотрим некоторые из картин художников и просто оптические иллюзии.

Кому интересно вот еще полотна художников работающие в жанре иллюзий: 

А теперь просто иллюзорные головоломки – рисунки:

Стена с гранями

Искажения перспективы. Желтые линии кажутся разными, но они совершенно одинаковы.

Параллельные линии

Эту иллюзию создал японский профессор психологии Акиоши Китаока. Не смотря на то, что мы видим кривые линии, на самом деле линии параллельны

Относительность

Литография, нарисованная голландский художником Эшером, и впервые напечатанная в 1953-ем году.

Лестница Пенроуза

Эта невозможная фигура названа в честь Лайонела и Роджера Пенроузов, создателей. Этот рисунок имеет несколько названий: “”Вечная лестница”, Бесконечная лестница”, “Восхождение и нисхождение”, “Невозможная лестница”.

Летающие пирамиды

Эта скульптура состоит из плоского стального листа раскрашенного акриловыми красками. Создал ее венесуэльский художник Рафаэлем Барриосом (Rafael Barrios). На расстоянии скульптура кажутся объемной.

Бегущие монстры

Иллюзия Роджера Шепарда, связанной с восприятием перспективы, догоняющий монстр кажется большим по размеру, чем убегающий. На самом деле они одинаковы по размеру.

Я нашел легкий путь

Создатель этой иллюзии фотограф-любитель Роберт Брюс Мюррей III. Смотря на фото, создаётся впечатление, что надпись надвигается.

Нереальный слон

Рисунок создан Роджером Шепардом. Сколько ног?

Пусть собака спит

Картина художника Игоря Лысенко. В оригинальных картинах, созданных в жанре сюрреализма, содержится масса загадок и скрытых образов.

На этой картине художник спрятал образ гуся, попробуйте его найти.

Драгун и слон

Этикетка с коробка спичек выпущенного в 1870 году в Испании. Переверни изображение.

Кошка и мышь

Иллюзия метод двойственного изображения. На картинке видны либо мышь, либо кошка.

А здесь изображена Мерлин Монро

Источник: https://plyk.ru/publ/my-vidit-to-chego-na-samom-dele-net/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector